Папа Франциск мог бы войти в нормандский формат – посол Ватикана

За четыре года войны на Донбассе Папа Римский Франциск говорил об Украине очень часто – он озвучил массу заявлений, призывов, пожеланий и предложений, адресованных как простым гражданам, так и тем, кто уполномочен принимать решения. Понтифик провел ряд знаковых встреч с главами государств и правительств, на которых также неизменно акцентировал внимание на ситуации в Украине. В частности, в июне 2015 года Папа Франциск встретился с президентом России Владимиром Путиным, а в ноябре того же года – с президентом Украины Петром Порошенко. Спустя два года войны, когда стало понятно, что люди, оказавшиеся на оккупированных территориях, вдоль линии разграничения, а также в серой зоне, нуждаются в элементарной помощи, глава Католической церкви выступил с инициативой. В апреле 2016 года он призвал всех римо-католиков Европы помочь Украине не только молитвами, но и материальными средствами. Сумма, которая была собрана, превзошла все ожидания: она составила порядка 16 миллионов евро, включая 5 млн из личного фонда самого понтифика.

Вскоре после этого в Украине создали Технический Секретариат Акции “Папа для Украины”, занимающийся распределением этой помощи. О причинах особого отношения Папы Франциска к Украине, о его видении путей окончания войны на востоке страны, о перспективах визита понтифика в Украину в эксклюзивном интервью “Обозревателю” рассказал Апостольский Нунций в Украине (Посол Ватикана) архиепископ Клаудио Гуджеротти (Claudio Gugerotti).

– Каков основной источник информации об Украине для Папы Франциска?

– Основной источник, конечно же, институционный. В частности, это Апостольская Нунциатура в Украине (Посольство Ватикана. – Ред.), которая готовит для него информационные тексты каждый раз, как только появляется возможность. При необходимости и сам Нунций встречается с Папой Римским для представления более полной картины. То же самое делают различные ведомства Римской Курии – каждая соответственно своей специфической компетенции. Посольство Украины при Святом Престоле (Ватикане. – Ред.), в свою очередь, также предоставляет свои размышления и выражает точку зрения правительства страны. Кроме этого, Папа имеет возможность общаться с католическими епископами (и греко-католическими, и римо-католическими), когда они пишут ему или приезжают с визитами, и иногда с некатолическими епископами. Также он принимает группы или отдельные лица, которые обращаются к нему по вопросам, затрагивающим страну.

Нунции в других странах и Государственный Секретариат также предоставляют информацию об Украине, которую они получают из своих соответственных источников информации. Как мы видим – это очень обширная и разветвленная сеть.

– Как часто вы общаетесь с Папой Франциском?

– Мое общение с Папой – постоянное: либо посредством отчетов, которые отправляю в Государственный Секретариат, либо лично.

– Какие вопросы чаще всего задает вам Святейший Отец?

– То, что больше всего лежит на сердце Папы – это страдания украинского народа и поиск мира, а также способов, которыми он сам может помочь в этом. Ему интересно знать истории жизни, которые часто касаются самых бедных и покорных людей. Он не любит длинных разговоров, особенно если они кажутся риторическими и не связанными с конкретной реальностью. Ему близка к сердцу ситуация отношений между церквями и, конечно же, жизнь католических общин. Во время нашей последней недавней встречи Папа спрашивал меня, откуда берется оружие для этой войны, выражая глубочайшее возмущение по отношению к тем, кто зарабатывает на продаже или торговле инструментами, порождающими смерть. Ради этого тратятся огромнейшие суммы денег, которые могли бы быть использованы для добра людей. Они приносят новые бедствия, для которых потом необходимы новые средства. Это глупая и бессмысленная игра. Он также часто интересуется состоянием военнопленных и их семей, как и всевозможными путями, благодаря которым он может посодействовать их освобождению.

– Считает ли он Акцию “Папа для Украины” эффективной?

– Папа Франциск постоянно хочет быть уведомленным о деталях акции “Папа для Украины”, чтобы видеть, достигает ли она своей цели, а также для того чтобы изучать новые способы предоставления необходимой помощи страдающим людям. Об этом он получает информацию от органов, учрежденных для распределения помощи (вначале от Технического Комитета, а впоследствии от Технического Секретариата Акции) и от Апостольской Нунциатуры. Папа любит повторять: “Помощь предоставляется только для того, чтобы помогать людям. Она всегда “в убыток”. Мы не ищем отдачи или вознаграждений”.

– Можно ли ожидать продолжение этой инициативы (дополнительный сбор средств и прочее) или новую подобную инициативу? Ведь окончания войны пока не видно .

– Папа часто задается вопросом о том, как продолжить помогать, учитывая, что изначально направленные 16 миллионов евро практически исчерпаны. Он просил нас подумать об этом и подготовить для него возможные предложения. Я лично немного разочарован той тишиной, которой был покрыт в Украине и в мире этот жест солидарности Папы и многочисленных, часто бедных, католиков всей Европы. Мы, конечно же, не ожидали благодарности. Мы лишь исполнили наш христианский долг. Хотелось дать информацию о том, что помогло бы украинцам чувствовать себя менее одинокими, с присутствием Европы, иным от политического, но не менее представляющим свои лучшие ценности.

– Как Папа Римский видит пути окончания войны на Донбассе?

– Для Папы не существует другого пути для преодоления конфликта, кроме как сильный диалог. Диалог, уважающий правду. Диалог, заинтересованный, прежде всего, в достоинстве каждого человека, свободный от финансовых интересов, не основанный на оружии. Диалог, внимательный к содействию делам добра в отношении страдающих людей. Диалог, для которого важно развитие свободного и единого общества, берущего на себя главную ответственность за свою жизнь, заинтересованного во всеобщем благе, а не во благе лишь некоторых людей. И, прежде всего, заинтересованного в будущем молодого поколения, а также в ограничении массовой эмиграции, которая существует, несмотря на богатые ресурсы, которые Бог даровал Украине. Для того чтобы это был настоящий диалог, необходимо быть расположенными к взаимному принятию, быть порядочными, а не манипуляторами. Для этого нужны люди, воодушевленные высокими моральными ценностями, для которых религия, воспринятая правильно, а не используется для умножения ненависти, может сделать ценный вклад. Для кого-то разговор о диалоге может показаться знаком слабости. Но в действительности диалог требует бòльших сил, по сравнению с силой того, кто верит в победу, приходящую благодаря насилию.

Диалог начинается из ясного осознания того, что есть добром, а что – злом, того, кто творит добро, а кто делает зло. Относительно примитивным является не только деяние зла, но и реагирование на зло физической силой. Разве это не именно то, что делают животные? Человеку дан разум, чтобы понимать, что уничтожение зла – это не физическое уничтожение другого человека, а умение, поддержанное Богом, провести его к открытию добра, пусть даже к частичке добра, которое его наполняет, чтобы изменить жизнь. Диалог рождается от убежденности в том, что к добру можно обратиться, и что мне надлежит действовать для достижения этого обращения к добру. А это – искусство, которое рождается от осознания того, что и я сделан из добра и зла. Также и я являюсь потенциально монстром и ангелом. Убить – это мое поражение: значит, я не смог победить в борьбе со злом, которое находится в сердце, и поэтому я убил сердце, я вырвал его из другого человека. Я же, наоборот, призван пробудить в себе и в другом человеке ту добрую жизнь, которую Бог в нас вложил. Это и есть победа.

Великий древнеримский писатель Тацит понял, насколько мрачным является уничтожение другого человека в качестве условия мира. Перед победой, которая истребляет врага, Тацит сказал: “Они создают пустыню, и называют ее миром”.

– Если бы Папу Франциска пригласили в “нормандский формат”, как вы думаете, он бы согласился?

– Что касается нормандского формата или любого другого формата, я уверен, что если бы его пригласили, Папа не делал бы шагов назад, конечно же, уважая непосредственную природу Святого Престола, стоящую превыше личных интересов и манипуляции, и опираясь исключительно на свою природу носителя моральных ценностей.

– Можно ли ожидать визита понтифика в Украину?

– Конечно же, Папа с большим удовольствием приехал бы в Украину. Он знает и любит эту землю, ее народ и историю ее страданий. Условием его визитов является возможность быть элементом объединения, чтобы возрастала любовь и взаимопонимание в стране, а не для того, чтобы это стало причиной углубления разделений и противостояний.

Источник: Обозреватель

Фото: L’Osservatore Romano