«Иди, куда Бог тебя зовет» – итог года в Акции «Папа для Украины»

Вот уже год руководитель отдела маркетинга Паломнического центра «Рафаил» Елена Кулыгина совмещает свои обязанности с работой пресс-секретаря в гуманитарной инициативе Папы Франциска «Папа для Украины». Год жизни «на шпагате» между Запорожьем и Львовом, между Украиной, где идет война, и Украиной, где все вроде мирно… 

Об этом годе и не только о нем в разговоре с самой Еленой. 

– Как случилось, что многолетний сотрудник «Рафаила» попал в штат Акции «Папа для Украины»? 

– Не могу сказать, что это было неожиданно… Мы с епископом Яном Собило давно знакомы и даже дружим. Он ездил с «Рафаилом» на Святую Землю, я тогда была руководителем группы. Именно он принимал меня в лоно Католической Церкви, он окрестил в паломничестве мою маму, а приход в конкафедральном соборе Божьего Милосердия в Запорожье, где курия владыки Яна, стал практически моей семьей и общиной. Долгое время я там помогала как волонтер, а потом присоединилась на волонтерских началах и к упомянутой Акции. 

Расскажи больше о самой Акции. Что это за инициатива, откуда и какова ее цель? 

– Сама акция началась 24 апреля прошлого года. Тогда, по просьбе Папы Франциска, по всем приходам Европы проходил сбор средств в поддержку пострадавших от войны на Востоке Украины. Центром Акции назначили в Запорожье, ведь этот город довольно близко к зоне военных действий, там живет очень много переселенцев и там служит епископ Ян Собило, которого Папа выбрал главой Технического комитета – в течение года он координировал все процессы. Папа Франциск для Украины собрал очень большую сумму – более 16 млн евро! Это, наверное, самый большой папский сбор за последнее, возможно, десятилетие. Этим Святейший Отец показывает свою особую заботу об Украине. 

С началом официального рабочего режима Акции я не могла уже быть просто волонтером. Нужен был человек, который, если не каждый день на месте, то часто. И не только в Запорожье, но и будет ездить на Восток в «серую зону». Поэтому епископ попросил меня помочь уже не дистанционно в свободное время, а более полноценно. Отказать любимому епископу я не могла, да и сама Акция, считаю, очень важна не только для украинцев, но и для всей Католической Церкви.

– И как ты решилась оставить работу во Львове и ответить на такой вызов? 

– Я думала о том, что могу сделать для Бога и Украины. Но да, я жила и работала во Львове, поэтому пришлось прийти к своему директору в «Рафаиле» с вопросом, может ли он меня отпустить. Андрей, конечно, не был в восторге от моей идеи, ведь в «Рафаиле» много работы, однако он сказал очень важные слова: «Никто не имеет эксклюзивного права на жизнь и призвание человека, кроме Господа Бога. Иди туда, куда Он тебя зовет». Это был ответ и на мой внутренний вопрос… 

Поэтому с основной работы меня отпустили с условием хотя бы частичного и дистанционного управления процессами и возвращения по окончанию этого проекта. И в течение года я совмещала две работы: в отделе маркетинга «Рафаила» ​​и пресс-секретаря Акции «Папа для Украины». Мой график выглядел примерно так: неделю я в Запорожье, а неделю – во Львове. Конечно, это был очень интенсивный и физически изнурительный год, ведь расстояние между Львовом и Запорожьем – это 22–24 часа поездом. К тому же, кроме Запорожья, мне важно было ездить на Восток в так называемую «серую зону»: сопровождать журналистов, епископа, Апостольского нунция или различные организации, реализующие папские проекты, чтобы это все освещать в медиа и чтобы те, кто жертвовал средства, знали, на что они идут.

Меня очень поразили люди, с которыми я там познакомилась. Это, прежде всего, волонтеры, которые поменяли комфортную жизнь на такое служение в очень простых условиях. Они для меня были большим примером и вдохновением. О них хотелось рассказывать. Потому что, живя в комфортных условиях, мы забываем, что в нашей стране идет война…

– Расскажи о той Украине, в которой идет война.

– Для меня оживали названия, которые я слышала только в новостях: Авдеевка, Марьинка, Зайцево, Широкино… Труднее всего было после увиденного там возвращаться и думать о чем-то другом, концентрировать внимание на текущей работе. Сердцем и мыслями я продолжала оставаться там, думала, как еще можно помочь… Я знаю, что, даже возвращаясь во Львов, моя профессиональная активность здесь была очень низкой, потому что разрывать свое сердце тяжело. Я не успевала «переключаться». К тому же трудно было физически – расстояния. Но тяжелее всего было видеть людей, которые нуждались в помощи, а наши возможности помочь были слишком ограничены. И не всегда деньги решают эти вопросы. 

– Что ты имеешь в виду? 

– Люди из «серой зоны» очень нуждаются в общении, молитве, понимании и диалоге. Да, есть различие ментальностей. И трудно объяснить не только этим людям, что, хоть они и живут в «серой зоне» Донецкой или Луганской областей, Украина их не забыла, но и украинцам, которые живут на мирной территории, что там не сепаратисты, бандиты или еще какие-то страшные люди, ненавидящие все украинское. Там обычные люди, которые страдают, бабушки, которые не разбираются в политике. Например, история простой пожилой женщины, которая плачет. Она, прожив всю жизнь в своем доме, который разбомбили, сбежала от обстрелов в Харьков. Но там ей говорят, что она никому не нужна – мол, вы – сепаратисты, все это из-за вас, возвращайтесь в свой Донецк. Этот человек прекрасно понимает, что она на оккупированной территории никому не нужна – согласитесь, сепаратистской «власти» точно не до нее, мы знаем, что войну Россия начала не ради блага людей, – но и с украинской стороны она сталкивается со многими неприятными моментами. Поэтому нужно работать как с теми людьми, которые страдают там, так и с теми, кто живет в мирных местах. И такая работа значительно тяжелее. Глубинные изменения требуют десятки лет и государственной стратегии. Принести еду или одежду людям можно, а вот принести мир и заверения в безопасности – не так просто, как хотелось бы. 

Несмотря на это, я видела множество людей, которые поехали волонтерами и делают то, что могут. Там объединились и христиане всех конфессий, и просто люди доброй воли. Поэтому я советую всем найти какую-то волонтерскую организацию и поехать хотя бы на неделю на Восток, чтобы не через СМИ воспринимать войну в Украине…

Как с осознанием украинских реалий работать, зарабатывать деньги, ездить в зарубежные паломничества? Имеем ли мы на это право? 

– Здесь нет простого ответа. Я со времен Майдана была близка к волонтерскому движению. Вначале мы находили для армии все: одежду, лекарства, транспорт, деньги… И люди действительно давали на это много пожертвований. Я тоже стараюсь жертвовать свои личные средства для тех, кто стоит и защищает меня. Однако для того, чтобы я могла что-то дать, мне надо это иметь, то есть заработать. Если я не буду работать, а буду только сидеть и страдать, то у меня не будет денег, чтобы пожертвовать на Восток. Поэтому люди должны работать. В конце концов, каждый имеет свои функции, как в послании апостол Павел пишет: разные члены одного тела. Кто-то едет волонтером, а кто-то останется молиться, кто-то ведет свой бизнес и поддерживает нуждающихся финансово. 

Как раз после Майдана, когда началась оккупация Крыма, у нас было очень важное паломничество на канонизацию пап Иоанна Павла II и Иоанна XXIII. Это очень важные личности для Церкви, Украины и мира во всем мире, и мы это путешествие запланировали за полгода вперед. Никто не знал, что так развернутся события. Перед поездкой я спрашивала Бога, как правильно поступить с моральной точки зрения: ехать или нет? В конце концов, я получила для себя ответ: «Вы едете молиться!» Люди не выбрали отдых на пляже, а молитву у апостольских порогов. А потраченные средства – это тоже определенная жертва. Могу засвидетельствовать, что тогда, во время этого паломничества, вера каждого паломника укрепляла меня лично и я вернулась в Украину с еще большей верой, вдохновением и молитвой, которую, я уверена, Бог слышит. 

С другой стороны, война истощает всех, особенно волонтеров. Истощает психологически, эмоционально, физически, финансово. Таким людям я просто помогаю или рекомендую найти возможность выехать отдохнуть, чтобы перезагрузить эмоциональное состояние. Люди, которые приезжают с Востока со страхами и неврозами, прекрасно понимают, как важны отдых и путешествия. Паломники возвращаются с паломничеств с новыми силами, а эти силы очень нужны для работы в Украине.

Хорошо, когда люди едут на Запад и видят там цивилизованное общество, где уважают человеческое достоинство. К тому же в паломничество едет священник, который дорогой ведет катехезу. В крупнейших святынях мира – от Рима до Иерусалима – мы постоянно приносим нашу страну в молитве. Нельзя недооценивать ее значение.

– Каким ты видишь будущее Акции и твое в ней место в частности? 

– Технический комитет Акции «Папа для Украины» в сентябре завершает свой мандат, полученный на год. Для меня это был прекрасный, очень полезный и тяжелый год. Нам на замену приходит новая команда. Епископа Яна сменит молодой епископ Эдвард Кава. Была свидетелем их встречи – это очень органичная передача обязанностей и опыта. Я же планирую возвращаться к работе. Но, независимо от Комитета, надеюсь, что смогу и дальше лично ездить в зону АТО и быть волонтером и поддержкой для тех прекрасных людей на Востоке, с которыми познакомилась за этот год. 

Беседовала Маричка Чигинь, «Рафаил»